Стиль жизни

На дебатах премии «НОС» выясняли, какие книги считать современными

Литературную премию «НОС» в этом году вручали в 11-й раз. На главную награду, статуэтку – символ премии авторства Олега Осьмука и денежный приз в 700 000 руб., претендовало восемь авторов: Александр Долинин («Комментарий к роману Владимира Набокова «Дар»), Николай Кононов («Восстание»), Кирилл Кобрин («Поднебесный экспресс»), Даниил Туровский («Вторжение. Краткая история русских хакеров»), Евгений Чижов («Собиратель рая»), София Cиницкая («Мироныч, дырник и жеможаха. Рассказы о родине»), Линор Горалик «Все, способные дышать дыхание» и Александр Стесин («Нью-йоркский обход»). Победителем назвали Стесина – поэта и прозаика из России, уже много лет живущего в США. «Нью-йоркский обход» – его четвертая прозаическая книга, в ней собрано несколько новелл о работе Стесина в больницах Нью-Йорка (он врач-онколог), об их сотрудниках и пациентах.

Кто и как выбирает

Премия «НОС» с 2009 г. вручается по инициативе Фонда Михаила Прохорова. Победителей определяют в несколько этапов. Сначала претенденты подают заявку на участие через форму на сайте фонда. Затем публикуется лонглист, из которого на открытых дебатах жюри премии составляет список финалистов. На финальных дебатах открытым голосованием определяют итогового победителя. Свои баллы (один или два) за претендентов отдают члены жюри, эксперты и (совокупно) зрители и лауреаты премии прошлых лет. В жюри этого года вошли литературный критик и куратор Анна Наринская, переводчик русской литературы Агнешка Любомира Пиотровска, профессор МГУ, филолог Татьяна Венедиктова, историк культуры и филолог Константин Богданов, руководитель проекта «Полка» Юрий Сапрыкин.

Литературную премию «НОС» в этом году вручали в 11-й раз /Фонд Михаила Прохорова

Открытые дебаты – главное отличие от всех литературных российских премий. По замыслу учредителей «НОСа» именно в ходе публичных дискуссий должны формулироваться, объясняться (в том числе и самим себе) не только достоинства или недостатки номинантов каждого года, но и в целом процессы, происходящие в российской и мировой литературе, в обществе, даже в окружающем мире. Название премии расшифровывают как «новая словесность» и «новая социальность», поэтому кому, как не «НОСу», быть навигатором в мире современной литературы.

Наметить некоторые тренды попытались и в этот раз. Председатель жюри Анна Наринская начала дебаты обозначением двух важных для нее вещей: российская литература все больше поворачивается к реальности («Еще лет 12 назад в России ни один пишущий человек в окошко не выглядывал. Реальная жизнь никак не внедрялась в писательство. Разделение жанров на фикшн и нон-фикшн – об этом и глуповато. Большинство книжек из этого списка основаны на реальных событиях, многие включают в себя реальные документы, которые художественно работают с самой реальностью») и все книги в шортлисте этого года так или иначе посвящены не великим делам и великим победам, а незаметному и страдающему существу, человеческой эмпатии в широком смысле слова.

С этим в той или иной степени согласились почти все члены жюри. Правда, почти сразу выяснилось, что выборы победителя от этого легче не становятся: как и по каким критериям сравнивать столь разные работы, как журналистские расследования Туровского, научный труд Долинина или книгу-метафору Горалик? Любопытный критерий назвала Пиотровска. «Две книги из нашего списка – готовый материал для сериалов HBO. Они показывают мир без границ, мир, которого боится Восточная Европа, пространство чужого, эмигранта, которого мы не понимаем и боимся». Очень может быть, что в современной культуре, становящейся все более мультимедийной и многожанровой, новая словесность – это не только собственно тексты, но и тексты, которые легче других переводятся в картинки.

Свои? «НОС» Александр Стесин выиграл в старыи? Новыи? год /Алексей Мигачев / Фонд Михаила Прохорова

«НОС» отметил 10-летний юбилей, в современном мире это срок. И кажется, что события этого года показали, что, может быть, премии можно пересмотреть некоторые свои положения.

Во-первых, премия разрастается. Помимо главного победителя выявляют также обладателя приза критического сообщества (и критики в своем выборе полностью автономны от жюри, даже шорт-лист формируют собственный) и приза читательских симпатий. Им вручают денежные призы в 200 000 руб. В этом году критики отдали приз Линор Горалик и ее книге «Все, способные дышать дыхание», а приз читательских симпатий получил роман «Центр тяжести» Алексея Поляринова. С прошлого года проводят не только московские, но и региональные дебаты – пилотным проектом стал «Волга/НОС» в Нижнем Новгороде. Идея зашла на ура, и в будущем региональные дебаты хотят проводить в Санкт-Петербурге или Екатеринбурге. А в этом году провели еще круглый стол «НОС.Postproduction», где обсуждали результаты и планы на будущее, и проведут еще Super Nos – в честь 10-летия премии выберут лучшую книгу за истекшее время. И это, безусловно, отличные новости, хороших литературных мероприятий не бывает слишком много. Но уследить за всеми процессами, особенно людям непосвященным, становится сложнее. Поэтому, может быть, организаторам стоит подумать над тем, чтобы создать для «НОСа» отдельную платформу, где были бы собраны все его материалы.

Второй момент более важен. По нынешним условиям премии участвовать в ней может любое прозаическое произведение, фикшн или нон-фикшн, любого жанра и формата. На номинации участников не делят, и на дебатах было заметно, что это ставит в тупик даже членов жюри. И, с одной стороны, делить работы на жанры в современном мире правда не очень актуально. А с другой – действительно, как сравнивать журналистское расследование и роман? А если в шортлист вошла книга – комментарий к роману, значит, теоретически лучшей книгой года может стать любая научная работа? А можно ли номинировать, например, сборник интервью? А переписку? И что важнее – литературный критерий оценки или социальная/общественная значимость? Подозреваю, что таких вопросов будет все больше и больше. Скорее всего, организаторы премии предполагали, что задачу формулирования критериев возьмет на себя жюри. Сейчас этого не произошло, а ответы на вопросы «что такое современная и несовременная литература», «как соотносятся российское общество и литература», «в чем значимость литературы для современного общества» и проч. очень нужны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *