Люкс

Четыре фильма о великих кутюрье появилось в 2019 году

Считается, что индустрия моды переживает кризис. Слишком много стало одежды и слишком она стала доступна, чтобы прежний миф о моде как волшебном мире прекрасного и недосягаемого продолжал существовать. Что производить, как, для чего и для кого – ответы на эти вопросы сейчас уже не так очевидны, как всего 10 лет назад. Не решено и как продавать созданное: прежние рекламные приемы уже не столь эффективны, как новые, например работа с блогерами и инфлюенсерами. Поэтому индустрия моды обратилась к кино – чтобы вернуть себе магический ореол. Весь 2019 год шли документальные фильмы о главных героях и ярких явлениях моды.

Фильм после смерти

Один из самых важных фильмов последнего времени – «Величайший кутюрье» о последних годах работы легендарного Ива Сен-Лорана – премьера номинальная. Режиссер Оливье Мейру закончил съемки более 10 лет назад и даже успел показать его в 2007 г. на Берлинале. Но после премьеры Пьер Берже, многолетний партнер модельера и второй главный герой фильма, запретил прокат: у автора не было его письменного согласия на использование материалов съемок. Фильм пролежал на полке до смерти Берже в 2017 г. и вышел в европейский прокат только недавно.

Компания – прокатчик ленты объявляла, что претензии у Берже возникли из-за того, каким он вышел в объективе Мейру. Противопоставление Сен-Лорана и Берже действительно очевидно: больной и плохо выглядящий модельер с затравленным взглядом, который почти все время молчит, и его энергичный деловой партнер (в реальности он старше на шесть лет), говорящий за двоих. Плюс в нескольких сценах Берже явно ведет себя не как заботливый друг и верный товарищ. «Не читай как маразматик и не наваливайся как развалина», – отчитывает он легенду, готовя Сен-Лорана к получению награды за достижения всей жизни.

По версии Берже, Мейру исказил не только его образ, но и образ Сен-Лорана: зачем было показывать старого и больного человека, если все хотят видеть легенду? Во всяком случае, все последующие фильмы о модельере, сделанные под надзором Берже, строго придерживаются такого нарратива: меркантильные стервятники от моды сожрали последнего романтического гения, которого он, Пьер Берже, столько лет защищал от разных напастей, в том числе от самого себя.

Самодвижущиеся легенды

Отличной иллюстрацией такого «идеального байопика», который, как правило, и представляют себе потенциальные заказчики, могут служить картины «Ральф Лорен как он есть» о Ральфе Лорене и «Империя Кардена» о Пьере Кардене.

«Ральф Лорен как он есть», первый документальный фильм о главном американском дизайнере, снят режиссером Сьюзен Лейси (до этого выпустившей байопики о Стивене Спилберге и Джейн Фонде) в жанре парадного портрета. Формальным поводом для него стал 50-летний юбилей бренда Ralph Lauren – хотя по большому счету рассказать совершенно кинематографическую историю превращения сына эмигрантов Ральфа Лившица в самого влиятельного человека в индустрии моды США и превращения его бизнеса из галстучной компании в гигантскую одежную империю можно без всяких поводов. В фильме об этом пути (в версии Лейси абсолютно линейном и лишенном каких бы то ни было кочек и неурядиц) рассказывают сам патриарх, члены его семьи и многочисленные друзья и поклонники уровня главного редактора американского Vogue Анны Винтур и кандидата в президенты США и первой леди Хиллари Клинтон. Ральф Лорен по большей части произносит духоподъемные вещи о важности верности выбранному пути и ценности семьи, а друзья и поклонники приводят примеры величия Лорена.

«Ральф Лорен как он есть» – первыи? документальныи? фильм о главном дизаинере Америки /HBO DOCUMENTARY FILMS

Бесспорно, значение Ральфа Лорена для американской и мировой модной индустрии невозможно переоценить – таких колоссов и раньше было не очень много, а сейчас помимо Лорена остался разве что сопоставимый с ним по влиянию Джорджо Армани. Да и поводов для альтернативного прочтения биографии Лорен, в отличие от того же Сен-Лорана, не давал – примерный семьянин и бизнесмен без громких скандалов в биографии. Тем не менее можно предположить, что реальный человек-легенда Ральф Лорен почти наверняка намного ярче, многограннее, сложнее и интереснее, чем лакированный образ в «Ральф Лорен как он есть».

По схожему пути демонстрации заслуг и достижений пошли и авторы «Империи Кардена». Режиссеры Дэвид Эберсоул и Тодд Хьюз перемежают кадры супермодели Наоми Кэмпбелл и актрисы Шерон Стоун в платьях Кардена («Оно 1960-х гг., а выглядит абсолютно современно», – восхищается Кэмпбелл, напоминая, что Карден первым начал работать с чернокожими моделями) с перечислением бизнес-заслуг мастера. Это он придумал продавать дизайнерские наряды на массовом рынке по доступной цене. Первым экспансию на закрытые рынки вроде СССР или Китая совершил тоже он. А кто поставил имя на все, от одежды и губной помады до очков и мебели?

Но это все факты более или менее известные, особенно тем, кто хотя бы чуть-чуть интересуется модой. И если фильм о Лорене уникален за счет интервью, то лента о Кардене лишена и этого. Самого маэстро в кадре почти нет (ему 97, он в добром здравии и даже продолжает работать, с прессой почти не общается), а такой важнейший для любого модельера пласт, как личная жизнь, отсутствует вовсе. Получилось красиво, но пустовато.

Премьера этого года – лента Margiela in His Own Words («Мартин Маржела его собственными словами») стала своеобразным ответом на другую документальную ленту о самом закрытом и загадочном дизайнере современности Мартине Маржеле. Маржела не только не дает интервью, он никогда не посещает публичные мероприятия и даже не фотографируется – ни одно из имеющихся предполагаемых изображений дизайнера не подтверждается им самим или его представителями как подлинное. И  в 2017 г. фильм о нем We Margiela («Мы Маржела») был снят со слов окружения. Но, по слухам, работа настолько разочаровала Маржелу, что он решил сам взять слово.

Презентация коллекции Martin Margiela в 2009 г /Benoit-Tessier / Reuters

Режиссером и соавтором «Маржелы…» стал Райнер Хольцемер, до этого снявший очень хорошо принятый фильм «Дрис» о дизайнере Дрисе ван Нотене. Готовя ту ленту, Хольцемер очевидно вышел за границы жанра и не столько перечислял факты биографии или заслуги ван Нотена, сколько задавался вопросами о сущности современной моды, ее законах и тем, как они соотносятся с творческой свободой дизайнера как художника. Получив такого героя, как Маржела, Хольцемер очевидно выбрал этот же путь: философские вопросы сквозь призму жизненной истории. Материал для рассуждений был более чем благодатный. Маржела, даже если отвлечься от его несгибаемой приверженности затворничеству, невероятно самобытный дизайнер непростой биографии. Его экстравагантные художественные решения (как знаменитые жакеты из париков или сапоги-копытца) часто не принимали не только обычные потребители, но и модные критики – о чем некоторые из них публично сожалеют в кадре: «не ценили!» Он один из немногих дизайнеров мирового уровня, принявший решение уйти из бизнеса в разгар карьеры из-за несогласия с тем, во что стала превращаться индустрия моды.

Из всего этого вполне могла выйти бомба, но по какой-то причине фильм остался довольно шаблонной «еще одной» картиной о трудном пути непонятого гения. Возможно, сыграло злую шутку чрезмерное почтение автора и интервьюируемых экспертов: представляя фильм, Хольцемер подчеркивал, что был шокирован болью, которую увидел в Маржеле, но не решился ее показать. Тем не менее, несмотря на это, желание копнуть глубже перечисления коллекций в любом случае делает фильм сильнее парадных аналогов. И нет – в кадре загадочный Маржела так и не появляется, камере было разрешено снимать только его руки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *