Досуг

Как галерист Максим Боксер уронил и оживил арт-рынок

Известный коллекционер, галерист и устроитель аукционов Максим Боксер открыл в фейсбуке группу «Шар и крест», в которой можно купить и продать искусство. Постепенно группа становится действенным лекарством от депрессии, а со временем рискует превратиться в инструмент, способный изменить мир.

«Я ожидал, что это будет нужно, – говорит Боксер. – Но не думал, что такому количеству людей».

И покупается тут, и продается все дешево – первоначально цены не превышали 5000 руб.  Сейчас максимальная стоимость графики поднялась до 10 000 руб., а живописи – до 20 000 руб., что все равно более чем скромно. Продавцы – они же покупатели: по правилам, продав три работы, надо одну купить, а продав десять, одиннадцатую пожертвовать в фонд «Шара и креста». Фильтрами группы управляют лично администратор и друзья-модераторы, отсеивая примерно половину: невозможно отсмотреть и оценить тысячу работ в день. Но поток растет. За три недели группа доросла до 5000 человек, и утро ее участников начинается с потока уведомлений: мы лезем в них, как в сводку новостей, обнаруживая новую акварель Ольги Солдатовой или рисунок Леонида Тишкова.

Способ выживания

– Одна работа автора в одни руки! – «кричит» покупатель, прошляпивший шедевр.

– Я не пойму, все не отрываясь сидят? Минута прошла и уже все?! – возмущается конкурент.

– Минута. Тут за доли секунды борьба идет!

– Ну, Максим придумал развлечение! В Олимпийские игры надо включать реагирование в «Шар и крест».

– В этом и цимес. Здесь те, кто не умеет или не хочет собирать АК-47.

Это маленький фрагмент диалога, развернувшегося в борьбе за акварель Айдан Салаховой. Последние реплики принадлежат известнейшим коллекционерам – Роману Бабичеву и Кириллу Данелия. Акварель ушла за секунду. «Меня все спрашивают, почему я продаю свою графику намного ниже моей рыночной цены, – комментирует ажиотаж Айдан. – Я отвечаю: мне очень нравится концепция этой группы – спасибо Максиму Боксеру, на эти деньги я могу купить замечательные работы и помочь художникам». Графику, которую Айдан тут продает, она делает эксклюзивно для «Шара и креста».

Работа Айдан Салаховой из фонда группы, проданная для поддержки «Лавки радостей»

И так делают многие: демократичность – двигатель торговли. Подтянулись галеристы, продающие классиков: хозяйка галереи «Веллум» Любовь Агафонова, создатель «Ковчега» Сергей Сафонов, директор Artstory Люсине Петросян. Сегодня я впервые увидела в группе живопись Кати Татарской, которой когда-то служила моделью, а вчера исследовала рисунки Натальи Вильвовской из «карантинной» серии. Хотя мое единственное пока приобретение – печатный лист Евгения Добровинского: шар, поднимающий в небо крест, ставший символом группы, вместе с логотипом галереи Боксера, придуманным Владимиром Чайкой, и рисунком, подаренным группе Андреем Бильжо.

Печатный лист Евгения Добровинского – тоже символ группы

Здесь выставляются профи и самоучки, определяющий фактор – качество и адекватная цена. Знаменитая Ирина Затуловская, к примеру, купила тонкий и нежный итальянский пейзаж Татьяны Нешумовой, художницы непрофессиональной в общепринятом смысле, а известной как филолог и поэт.

Живописная работа Ольги Тобрелутс «Изменение парадигмы» (2020) участвовала в благотворительном аукционе группы

Это тоже новость. Боксер признается, что впервые видит, как «выбирает искусство сам художник». Драйв, азарт оживляют не только арт-рынок, но саму жизнь. Образовалось с десяток новых коллекционеров, впервые осознавших, что можно помыслить о покупке искусства: стартовав с минимальной стоимости, они перейдут рано или поздно к более существенным тратам.

Это одновременно и совершенная онлайн-выставка (работы упакованы в комментарии как в сюжет), и сообщество, объединившее тысячи запертых по домам людей. «Может быть, искусство и будет тем инструментом, который изменит мир при выходе из кризиса, – говорит Боксер. – Мы вернемся на нашу улицу, где половина мест будет закрыта, и вот тут сыграют роль выставочные пространства, музеи. В тяжелые времена всегда происходит определенный подъем в сфере искусства. Или сразу после них».

Андрей Бильжо нарисовал Максима Боксера в самоизоляции

Коллекция «Шара и креста» уже тянет на хорошую выставку, которую Боксер, конечно же, устроит. А пока в группе прошел аукцион в пользу благотворительного фонда «Лавка радостей»: половина вырученных средств пошла художникам, вторая – на питание, которое «Лавка радостей» организует для врачей.

Шишкин в Альпах

Что это успех, нет сомнений. Есть недовольные – и возмущенные галеристы (как можно демпинговать, когда и так дела хуже некуда), и арт-критики, считающие, что Боксер уронил рынок. Было бы что ронять. Рынка нет, что вполне показал аукцион: все лоты, кроме работы Ольги
Тобрелутс, были проданы больше чем вдвое ниже эстимейта, который соответствовал докарантинной цене. А там были работы звезд – Гоши Острецова, Ивана Лунгина, Айдан Салаховой. И художники удовлетворены. А состояние рынка – предмет дискуссии, как состояние группы в фейсбуке – предмет исследования для социологов. А пока социологи не спохватились, стоит рассказать одну историю про новую визуальность, рождение которой совпало с появлением на свет «Шара и креста».

Написанная в 2017 г. картина Ивана Лунгина продана на благотворительном аукционе «Шара и креста»

Мой друг-куратор в Берлине готовит выставку в Австрии и проводит zoom-конференции с командой, сидящей, каждый в своем доме, в прекрасном городе в предгорьях Альп. Первые дни онлайн-общения друг недоумевал, изучая поневоле интерьеры домов и квартир собеседников: все – строгие адепты современного искусства, но у каждого на стене висел условный «Шишкин» – лес, речка, горы и т. д. Странность разрешилась, как только первый собеседник встал из-за компьютера и открыл «картину» – она оказалась окном. Связь была отличная, но неготовность к изменившейся картине мира не позволяла заметить очевидное. Зато теперь мы настроили глаз, изменили подход и в предлагаемых условиях научились ловить кайф.

Мы сделали это не по своей воле, пытаясь сохранить присутствие духа, – иначе остается залезть под одеяло и оплакивать свою судьбу. И Боксеру как раз есть что оплакивать. Во-первых, закрытый недавно «Перелетный кабак» – бар и галерею, оплаканную вместе с ним художественной общественностью («Шар и крест», отсылающий, конечно, к Малевичу, но и к Честертону, – наследник этого места силы). Во-вторых, закрывшуюся из-за карантина, не успев толком открыться, большую выставку «Мечты коллекционера. Wish List Максима Боксера» в фонде In Artibus. Понимая, что обычные онлайн-экскурсии не очень работают, Боксер запустил, как он сам их называет, «бродилки-бубнилки» по выставке – снятые на камеру беседы в ее пространстве. 27 апреля вышла в интернет-эфир третья по счету, с искусствоведом Сергеем Хачатуровым, а все три можно увидеть на странице галереи. Там же будет вывешен и онлай-гид, работа над которым у Боксера происходит параллельно с модерированием страницы «Шар и крест». А она занимает весь день.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *