Легкая атлетика

«Мы ещё про русских говорим?» В Британии скандал, там скрыли пробы великого бегуна

Спортивный мир оказался на пороге ещё одного крупного допингового скандала. Под подозрением – легендарный стайер Мо Фарах, четырёхкратный олимпийский чемпион. ВАДА затребовало у Британского антидопингового агентства пробы Фараха, но получило отказ. Такие действия не поняли даже британцы, не говоря об остальном мире.

В Британии не намерены отдавать ВАДА пробы Фараха в рамках расследования дела Салазара

Обвинения и оправдания

Почему вообще пробы Мо Фараха, одного из самых крутых бегунов прошлого десятилетия, который стал многократным олимпийским чемпионом и чемпионом мира, должен кто-то перепроверять?

Если вкратце, то тренер Альберто Салазар, с которым много лет работал Фарах, в октябре 2019 года получил четырёхлетнюю дисквалификацию за нарушение антидопинговых правил. Американское антидопинговое агентство «вело» этого специалиста четыре года, прежде чем предъявить доказательства и объявить о наказании.

Фарах активно защищал и себя, и тренера, когда скандал начал раскручиваться. Он даже согласился на публикацию показателей крови, чтобы доказать свою честность. Если бы не пара пропущенных допинг-тестов перед Играми-2012, о чём стало известно только перед Играми-2016, вряд ли спортсмен пошёл бы на такой шаг.

Оправдания от Фараха были смешными (слишком тихий дверной звонок), но лучше так, чем поддельная справка, как в случае с российским прыгуном в высоту Данилой Лысенко.

Но дело Салазара не закрыто. Тренер подал апелляцию в CAS, которая будет рассмотрена не ранее марта текущего года. Фарах продолжал работать с тренером даже после того, как в отношении того началось расследование. Спортсмен утверждал, что верил своему наставнику, и покинул группу Салазара только в 2017-м, и то потому, что решил бегать марафоны.

«Что вы хотите найти»?

В рамках расследования специалистами ВАДА должны быть проведены перепроверки допинг-проб спортсменов, которые работали с Салазаром. Пробы Фараха хранит Британское антидопинговое агентство, руководитель которого Николь Сапстед в интервью The Telegraph заявила, что будет препятствовать любым требованиям о передаче образцов мочи и крови чемпиона.

Шубенков — о решении UKAD не отдавать ВАДА пробы Фараха: а чё, так можно было?

«Что вы хотите найти? Нам нужны достоверные доказательства того, что проба может содержать запрещённое вещество, чтобы организовать передачу образцов. Это не просто процедура разморозки и повторной заморозки пробы, а сложный процесс, который негативно влияет на пробу», — заявила Сапстед.

Согласно антидопинговому кодексу, ВАДА может затребовать любую пробу у любого агентства и лаборатории. В случае неисполнения такого требования национальное агентство может оказаться под угрозой несоответствия. На слова Сапстед последовала немедленная реакция.

«И мы про русских что-то говорим»?

На сайтах The Telegraph и Guardian, опубликовавших слова главы UKAD, болельщики выразили единодушное мнение: Фарах должен выступить с заявлением и призвать национальное агентство передать на перепроверку любые его пробы, которые будут затребованы.

«Мы ещё про русских что-то говорим, а сами? Единственное, что может раз и навсегда закрыть вопрос, – передача проб, иначе станем посмешищем для всего мира. Пусть проверят и скажут, что всё в порядке. Или нет. Но зато всё будет честно. Никто не может быть выше закона», — написал один из болельщиков.

Заместитель руководителя РУСАДА Маргарита Пахноцкая заявила, что своими действиями UKAD возводит стену недоверия и к антидопинговой системе страны, и ко всем спортсменам.

Зеппельт — о скандале с UKAD: не удивляйтесь, почему вас критикует Россия

Позицию РУСАДА поддержал и Хайо Зеппельт, немецкий журналист, с фильмов которого о допинге в российской лёгкой атлетике начались расследования в отношении всего нашего спорта, оказавшегося под жесточайшими санкциями.

«Очень неуклюжий подход UKAD, решившей не отдавать допинг-пробы Мо Фараха для расследования ВАДА по Салазару. Им не нужно удивляться, почему их критикует Россия. Это создаёт целое облако недоверия», — написал Зеппельт в своём «твиттере».

Ну а фраза «А чё, так можно было?», которую произнёс чемпион мира в барьерном спринте Сергей Шубенков, стала летучей. Видимо, можно. Но только тем, кто может говорить с позиции силы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *